Говорят: «Тебе-то откуда знать?
Ты же счастливая, ты ж везучая.
У тебя на жизненном полотне — чистейшая белизна.
У других — руки усталые, будто бы ветви, скрючены.
Есть люди несчастные, жалкие и зачуханные,
да до той степени, что и себя не помнили.
Что ты знаешь о боли, любимица славной Тюхе?»

Нет, вы, вероятно, меня не поняли.

Я соседским мальчишкой болею, когда он сломает ногу;
я бездомной собакой бродяжничаю по улицам Бухареста;
я монахом в скиту сижу на коленях и плачусь Богу,
что мне тяжело, мне противно, мне неимоверно тесно
в четырёх ли стенах или в семи морях.
Мне на днях стукнуло несколько тысяч лет.
Я пионером вгрызалась в премудрости букваря,
я была героиней тысячи кинолент.
У меня был роман с Феллини, с Синатрой, с Байроном;
я была Якобом и Вильгельмом, была сборником их и сказками;
была лебедой, эдельвейсом, иван-да-марьей;
я вот этими пальцами кирпичи из Берлинской стены вытаскивала.
И вот это-то всё приходится перепахивать,
из себя выгрызать истину и смысл всех вещей,
чтоб в полутёмной каморке вдруг восхищённо ахнули:
«Ну ты и сказочница, ну ты даёшь вообще».

4.00

Другие публикации автора

Комментариев нет

Ответить