Июнь смешал ингредиенты,
добавил ананас и лёд.
В вагоне ехали студенты
и говорили про зачёт.
Я сел в метро как будто в мае,
а вышел сразу — в отпуска,
и на асфальте возлежали
арбузной корки два куска.
И точно, что-то начиналось
не только по календарю,
а лето ведь — такая малость,
но я тебе его дарю.
Дарю, как дарят без оглядки
в жару сто тысяч эскимо,
дарю Москву и те палатки,
которых нет уже давно.
Дарю тебе июль и август,
цветы, цвета, места, мосты,
я повторяюсь: лето — малость,
намного значимее — ты.
Намного значимее — руки,
прикосновение руки,
намного значимее — звуки
ночами у Москвы-реки.
Мечталось в этих первых числах
мне лету крёстным стать отцом.
Я шёл до Патриков и Чистых,
с таким бессмысленным лицом.
А позже по Арбату топал,
страдая всякой ерундой,
и слушал, как звучит “Deep Purple”
и пахнет дымом над водой.

0.00

Другие публикации автора

Комментариев нет

Ответить