Нам ли, свет свой сменявшим на битые фонари,
Чьё-то солнце сожравшим, но вымерзшим изнутри,

Нам ли встретиться снова однажды к лицу лицом
В беспросветном аду для чудовищ и подлецов,

Чтоб обняться, как снулые рыбы на общем дне,
И бессильную нежность цедить через стыд и гнев?

Нет.

Вправе славить свой ад тот, кому по душе цена,
Но двоим выбирая одно, не приемлю дна:

Только солнечный склон, уходящий вперёд и вверх,
Чтобы друг перед другом стоять в молодой траве

И не застить свет.

0.00

Комментариев нет

Ответить