Незабудки падали с волос
Зёрнами на белую гитару.
Мудрецов у дальней стойки бара
Волновал шекспировский вопрос.

И, кивком ответив на него,
Эти неудачники-погодки
Брали на троих по двести водки,
И топили бога своего.

Ты кружилась нимфой у стола,
Отданная русскому Ивану,
И как будто видела Гавану,
Где ни разу в жизни не была.

И пока с мамашей у дверей
Шутками травился вышибала,
Как же ты бессмертно танцевала
Девой в окружении зверей.

Грубая икона нищеты,
Нежная предвестница распятья.
Эту бы твою палитру платья
Выменять на горные цветы,

Дабы не видать мужей твоих,
Вновь тебя сажающих в машину.
Ты лишь тем на свете согрешила,
Что любила каждого из них.

Ты глядишь на старшую сестру,
Ни себе, ни ей не помня цену.
Расскажи, чужая Магдалена,
Чьи ты ноги моешь поутру?

0.00

Комментариев нет

Ответить