Рассвет червив в худых костях листвы,
черчу скрипичный ключ и нотный прочерк,
выходит плохо всё, помимо точек,
приходит осень с зажигалкой —
люди жгут костры.

А у меня есть всё, покуда я никто,
а у кого-то домик — круг полярный,
а у кого-то дом — замок и клей столярный,
и нитка рваная, и новое пальто.

На убыль день и в пору башмаки,
и в гору дети тащат шар воздушный.
Он улетит, свободным будет,
но сейчас он — нужный
в руках, которым беды велики.

Фонарь мигает, будто он маяк,
а я стою под ним, не зная, что мне делать.
Ну где же поезд мой и кони беспредела?
Повсюду тонут судна в якорях.

И я им не надёжная рука,
и мне они — совсем чужие тени.
Я жгу костры, стелю прохладу для падений,
чтобы с неё чуть лучше видеть облака.

0.00

Комментариев нет

Ответить