У времени покаты берега,
И выйдя на обрыв песчано-рыжий,
По ком ты плачешь, милый мой Дега?
Какой пророк вошёл в твои Парижи?

Великие танцовщицы в бегах,
И гопники сражаются за шлюху.
А правды нет ни в горе, ни в долгах,
И ты падёшь, надеясь на разруху.

Художник умирает, мой Дега,
В тот миг, когда Господь его жалеет:
И всё одно — что птицы, что снега,
И чей-то парус времени белеет.

Искусство — бесовское торжество
Событий, переплавленных в сюжеты.
У Бога и художника родство,
В котором ты, Дега — слепая жертва.

У мастера нелепые ходы,
У мастера бездарные актрисы.
И общее предчувствие беды
Актёров не пускает за кулисы.

Художник проверяется насквозь
Влетающей по радиусу пулей.
Художник — гробовщик, вонзивший гвоздь
В цветастую безвкусицу июля.

Лежи, Дега, беспомощно лежи —
Твоих небес не выдержать атланту.
И все мольберты — просто муляжи
Погибших нас, не верящих таланту

0.00

Комментариев нет

Ответить