– Простите, но я не верю в Бога.

Ковалевский недоверчиво оглянул меня поверх очков:

– Позвольте поинтересоваться почему, – он на всякий случай ещё раз сверяется с зачёткой, – Анастасия.

– Ну, я считаю себя довольно сильным человеком, чтобы самостоятельно справиться со всеми теми несчастьями, что свалятся на мою буйную голову, без всяких начальников откуда-то свыше, – я тыкаю пальцем в потолок Ломоносовской аудитории.

Там всё ещё держится упущенный кем-то большой розовый воздушный шар в форме Hello Kitty.

Ковалевский не замечает мой жест, он глядит куда-то вдаль. Там, на последних рядах, готовится Настя Непомнящая, у неё выбриты виски и голубой ирокез. Её голова кажется ему более буйной.

Я снова складываю руки на коленях. «Я всё знаю, я всё знаю».

– А все остальные, получается, слабаки? – спрашивает Ковалевский, привстав, чтобы выяснить, где руки близ сидящих.

– В какой-то мере, да.

Ковалевский садится:

– То есть я слабак?

«Доигралась», – проносится в голове. Я молчу.

– Думаете, Вы сильная? – он смотрит прямо на меня.

– Ну, атеисту непросто освоить весь материал древнерусской литературы и раннего Средневековья, поверьте.

– Тоже мне сила!

– Воли… – тихо говорю я.

– Программу она освоила… И что? Тошнит? Не верите?

– Ну, так, подташнивает.

– И по чему же Вы тогда живёте, а, современная молодёжь? Откуда принципы?

Ковалевский встаёт и начинает ходить из стороны в сторону. Узкая кафедра не предоставляет ему места для разгона. Он снова садится. Я понимаю, что за моей спиной никто уже не готовится.

– Ну, по-моему, для того, чтобы понять, что хорошо, что плохо, особого ума не надо…

Ковалевский смотрит на меня не мигая.

– …и я без посторонней помощи могу вынести вердикт своим поступкам.

Ковалевский откидывается на спинку стула и складывает руки на груди:

– Продолжайте, продолжайте, я внимательно слушаю.

– …и на мой взгляд, верующие люди просто не в состоянии отвечать за свои «проколы», – я делаю «кавычки» пальцами обоих рук, но, понимая, что в сложившейся ситуации это слишком фривольный жест, опять складываю руки на коленях, – грехи то есть.

Ковалевский молчит.

Я скамья. Я чувствую себя низкой скамьёй, на которой сама же и сижу.

– И в чём же Ваш последний «прокол»? – Ковалевский с издёвкой повторяет мои «кавычки» пальцами.

– Грех? – я округляю глаза.

– Ну, да, «прокол», – Ковалевский хочет ещё раз «закавычить», но вдруг понимает, что на него все смотрят. Он опускает руки и, оглядывая аудиторию, прочищает горло. Все опускают головы.

– Ротозейство, – отвечаю я.

– Что? – он даже наклоняется в мою сторону.

– Краснобайство, как писал Аврелий. Болтливость, по-нашему.

«Я его сделала», – подумала я и улыбнулась.

– А. И о чём болтаете?

– Ну, вот сейчас, например. Всё мною сказанное не более чем словесный каламбур. Я Вам кажусь даже неглупой девочкой, а что я сделала? Я лишь немного «бла-бла», – я бы «закавычила», но это выглядело бы уже как нервный тик.

– Бла-бла… – Ковалевский берёт мою зачётную книжку и ручкой делает несколько резких движений. – Идите отсюда, Бла-Бла.

Я срываюсь со скамейки, но медленно и уверенно схожу с кафедры. В дверях аудитории любопытство побеждает – я открываю зачётку. «Заруб. лит., Проф. Ковалевский, 26.01.13». И подпись.

Я тупо смотрю на прямоугольник без оценки и осознаю, что разговор ещё не закончен. Я бросаю последний взгляд на Ковалевского, собираясь уйти, как всегда кажется после перенесённой обиды, раз и навсегда. Он сидит, развалившись на стуле, вытянув одну ногу, и улыбаясь смотрит на розовый шар Hello Kitty. Он меня сделал.

– Бог в помощь, Анастасия, – бросает он мне напоследок, не отрываясь от шара.

2.67

Другие публикации автора

0 252

0 295

2 720

2 Комментарии

  1. Я здесь увидела претензию на глубокое содержание и отсутствие этого содержания, к сожалению. Начало нескольких аргументов без должного развития. Мне искренне было интересно, куда может привести подобная беседа, но никакого итога, хотя бы промежуточного, я не увидела. Возможно, я упустила какую-то междустрочную мысль о том, что весь диалог изначально был бессмысленным как «бла-бла», но общее впечатление блеклое.

Ответить