Tags Posts tagged with "arbatskaya"

arbatskaya

Автор:
0 116

Пой мне, пой!
Приплясывай ногой.
На твоих красивых злых коленях
Всякая гитара — укулеле.
Вот какой ты для неё большой.

Пой мне, пой. Ни буквы, ни строки
Не найду, чтоб были тебе впору.
А тебе, как опытному вору, брать стихи такие не с руки.

Пой мне, острый, тонкий, ясный, злой.
Пой, если не мне, хотя бы рядом.
Разрывным пронзительным снарядом,
Жаркою ударною волной.

Пой мне! Рот пошире разевай.
Пой с изменой, с праздностью, с тоскою.
Пой! Играй свободною рукою.
А другою душу раздевай.

Пой! Я буду слушать день и ночь.
День и ночь я буду слушать молча.
Пой по-детски, по-людски, по-волчьи.
Пой, как будто песня — наша дочь.

В час, и день, и месяц, год любой
Пой! Как будто музыки начало
При твоём рожденье прозвучало
И она теперь всегда с тобой.

Пой!

Автор:
0 159

Без тебя передохли все волки в моём лесу
Я ни их уже не спасу, ни себя не спасу.
Я их вынесу на руках, я их унесу…
Лес случится сквозным и тихим, как до рожденья.

Дальше что? Только лисий плач, да совиный ух.
Я надеюсь, что в мире таких не найдется двух.
Что не встречу даже похожих, что тонких дух
Мой не будет опять заломан среди сплетенья.

Девять лун наших — самые светлые девять лун.
Ты колдун, видят Боги, ты самый могучий колдун!
На распутье хранящий тайну немой валун
Промолчал, что меня по пути тобой так расквасит.

Я тебе была не любимая, а копье.
Ты швырял меня, чтобы заполучить своё.
А меня теперь не отмолит, не отпоет
Ни один седовласый старец в протертой рясе.

Без тебя под туманной пеленкой ни спит, ни ест,
Всё ворочается и плачет мой хрусткий лес.
И я в нем остаюсь самой мёртвою из невест.
И я в нём остаюсь.
И я в нём,
Как в твоем запасе.

Автор:
0 117

Угловат стол и письменен стол.
Стоя молча в углу, обличает
Стол, упершийся ножками в пол.
За него не присесть после школ
Ни за книгу, что чтили за чаем,
Ни за стопку тетрадей. Стол-гол.
Стол наказан за бесполезность (не мобилен, не выключаем),
Письменно-угловат и скончаем,
Обращенный в межстенный раскол.

Стол наказан! На нём не хранить
Ни бумажные кипы ни фото.
Его ночью, как воры, за что-то
Постижимое вряд ли уму,
Наказали, забрали работу,
Даже не объяснив почему.
Даже если кому-то пришлось схоронить в его ящиках ноты,
Стол наказан!
Стол шепчет: «Эй, Кто-то…
Может я б пригодился кому?»

Стол в углу! Из него подросли,
За него перестали садиться.
Ему детство, наверное, снится,
Что под ним проиграв, унесли.

Автор:
0 150

Терять остроту языка, восприятий, чувств
Одно из страшнейших, сложнейших и злых искусств.
Ты долго черкал и видел, что был неправ.
Оттачивал острый рог и упрямый нрав.

Ты долго осваивал силу, и рвался в бой,
И длил безуспешно большую войну с собой!
Ты долго черкал, а завтра пришла пора
Терять остроту то зрения, то пера.

Нас ссыпали зёрнами. Тот кто прижился — прав
На всех остальных было сделано ряд управ.
Ты долго учился, и вот наконец-то смог
Случиться не тем, кем тебя сочинял твой Бог.

Автор:
0 364

Мама, ты знаешь, здесь каждый второй потерян.
Раньше трех дней не ищут, потом не ждут.
Не в завтрашнем дне, в сегодняшнем не уверен.
Совсем не смотря на то, что про дно не врут.

Мама, ты помнишь, ведь я не склонялась к бою,
Умела безгрешную радость. И кем то стать,
Наверно, не собиралась, была собою.
Сегодня сутулюсь и жмусь по углам, как тать.

Боюсь, мама, не драконов, не тьмы, не грома,
Не ска́лой наружности…
Собственной головы.
Мне надо проснуться дома, мам, с вами дома.
И, будто ничто не менялось, назваться «мы».

Автор:
0 324

Любой, кто прежде был тобой любим,
Заслужено получит передышку,
Строчащий о любви за книжкой книжку,
Бежавший за тобой, как белый Бим.

Года идут с намерением благим.
Года идут на жуткие уступки.
Мы подросли, мы не бросаем трубки,
Мы научились набирать другим

И не кидаться босым и нагим
Искусство постигать, как жить сначала,
Чтоб жгла нутро тревожно-одичало
Надежда.

На разрыв победный гимн!

Бой завершен по правилам моим.
Расставлены знамена, и солдаты
Целуют жён.

Мы встретимся когда-то…
и, знаешь, не поверится самим.

Автор:
0 275

Говорили:» Бери любое, а это не трожь!»
И разом все, кроме него, опустились в цене.
(не это ли пропасти край, где шевелит рожь
испуганный мальчик? несется в ночи ко мне.)
И кто же придумал такую то красоту?!
В ладонях горячих, холодное… не моё.
(и мальчик не спас, и ёжится в темноту
колючее ощетинившееся жнивьё)
И видишь уже, как сок побежит до локтя,
Как, спрятавши мякоть, сомкнутся полоски губ.
И вряд ли поверишь, что сам того не хотя,
Однажды сумеешь признать, что ты мал и глуп
В сравнении с огромностью жажды. И жмется мир
По всем существующим, найденным им, углам,
И простынёй рвётся в клочья прямой эфир
Известием, что мы больше не пополам.
И, даже не поцелуй, а немая печать
Вожмется в сияние глянцевой кожуры…

Красивое, я в игре, и я буду играть!
Пока моя совесть не сносится до дыры.

Автор:
0 398

Мне до счастья подать рукой!
Так с протянутой и стою.
Дай мне, Боже, земной покой
И резерв на вип стол в раю.

Да, не в дЕньгах же благодать!
И к моим двадцати трем годам
Я, пытавшаяся раздать
Всем всем всем,.. все никак не раздам.

Я, пытавшаяся простить
Всех всех всех, виновата сама.
Грех — унынье, а как не грустить,
При наличии-то ума?

Мне до счастья подать рукой!
Да когда ж я уже подам…
И апостол там мне такой
шаркнув стулом: «Прошу, мадам!»

Автор:
0 293

Ты такой же как все,
Что ж ты жаждешь особых слов,
Приглашений и места отдельного за столом?
Мир престар и понятен, хотя для тебя и нов.
Ты приколот к нему, как собака, колом и двором.
Ты не первый и даже не тот, кто «один из тех» .
И тому, кто нас тут расставляет, как на доске,
Вся твоя исключительность детский каприз и смех,
Неизменно ведущий к страданию и тоске.
Не надумывай, жарь свою камбалу и держись,
И цепляйся за вещное, корнем врастая в быт.
Научись покою, и жизни простой научись.
Ты же слишком обычен, чтоб думать, что позабыт.

Корзина Удалено. ВЕРНУТЬ
  • Нет товаров в корзине.