Хочешь, в твоих обескровленных венах буду живой водой,
невыносимой, нелепой, мгновенной, верной, как отчий дом,
выжженный кем-то. Я выжата, вжита в сотни чужих имён
из своёго. Я пульсирую в жилах. Кто умирал — поймёт,
как загораются на небе знаки. Хочешь, мы будем там:
небо покроет цветастая накипь — так взорвалась звезда,
слышишь, её провожают? Пожаром бесится лунный свет;
Солнце в объятия космоса вжалось, космос молчит в отве…

Ты ещё вспомнишь, спаси и помилуй. Не попадая в пульс,
призраки предков танцуют над миром, миром свинцовых пуль.

Вырванным корнем вгрызаюсь под кожу — город горит, гудит
трубами. Тут каждой твари — окошко, вырезка на груди.

Перекроить, чтобы сшилось иначе, зажило, прижилось.
Плачет Земля, только мне не до плача — город мой стал золой.
Кто-то сказал — возрождается Феникс, я понимаю — врёт,
хуже того — я однажды поверю, хуже — предам её.

И босиком по остывшему утром буду идти костру.
Если твой дом — только пепел и угли, лилии не растут,
то за кого мне стоять, не сгорая, с кем мне не умирать?

Знаешь, мой дом называется раем, я этом доме — враг.

5.00

Другие публикации автора

Комментариев нет

Ответить